среда, 3 декабря 2014 г.

КАК ПРЕКРАСНОЕ СДЕЛАТЬ ВИДИМЫМ

«У нас есть множество свидетельств людей середины девятнадцатого века, которые были тронуты до слез ландшафтами Томаса Коула, столь велики были вызываемые ими религиозные и философские ассоциации. На те же самые полотна сегодня смотрят совершенно сухими глазами»
(Reiff. Memorial Hall)

 «Человечеством создано много прекрасного, люди ежедневно создают массу хлама и гадостей, и под этой грудою неизбежных пустяков прекрасное становится невидимым. Нужно жить так, чтобы оно всегда было перед глазами у нас – тогда оно явится возбудителем чувств, мыслей и поступков, достойных человека. А поместив человека в свиной хлев – глупо требовать, чтобы он был ангелом» (Максим Горький, 1918 год).


Наши современники неохотно ходят в музеи. Они не обременены представлением наподобие: «Музей – это там, где интересно». Их невозможно завлечь ни именами великих мастеров, ни шедеврами искусства. Они скорее выберут любой другой вид досуга, чем музей. Это характерная черта настоящего. Действительно, резко снизилась способность интересоваться тем, что досталось нам в наследство.
В этой связи возникает целый ряд вопросов. Как вырабатывается в подрастающем индивидууме свойственная ему тенденция выбирать то, а не другое? Обладает  ли он галереей образов, из которой может черпать свои идеалы? Кто влияет на развитие его как личности: родители, учителя, друзья, а, может быть, его кумиры?  Какую роль играет время, в которое он был рождён? Эти и другие вопросы не могут не волновать родителей, педагогов, учёных, специалистов учреждений образования и культуры, если они хотят оказать влияние на  формирование личности молодого человека и его  эстетических предпочтений.


Одно из исследований было проведено Центром социологических и политических исследований Белорусского государственного университета в 2000 г. Оно показало, что приобщение молодых людей к культурным ценностям ограничено потреблением наиболее доступных и дешёвых образцов культуры, главным образом поп-арта. Лёгкая для восприятия, не требующая большого интеллектуального напряжения аудиовизуальная культура вытеснила книгу из жизни молодого человека.
Ситуация сегодняшнего дня ещё более осложнена, в первую очередь повсеместным доступом молодых людей, причем с раннего детства, к поистине неограниченным возможностям компьютера и Интернет. У них складывается волшебное ощущение, что мир у них – на кончиках пальцев. В результате наблюдается утрата глубины переживаний, тонких движений души, ощущения разницы между живым общением, подлинным произведением искусства, живым звуком и его воспроизведением. Скорость добывания информации, эта мгновенность переносится на сферу ощущений, переживаний.
Утрачивается преемственность поколений, так как происходит более быстрая их смена. Уходят из общения темы, которые могли бы  объединить представителей разных поколений. Останавливается развитие духовной сферы.
Показательны в этом смысле результаты эмпирического исследования, проведенного  белорусской исследовательницей М. Фабрикант в 2007–2009 гг. среди студентов, школьников, и респондентов в возрасте от 25 лет: “Национальная культура – традиционный и как думается универсальный предмет коллективной гордости – не вызывает у белорусов в массе своей ни подъема, ни восхищения, ни чувства национального преимущества. Только присутствует твердая уверенность в том, что культурное наследие у каждой нации должно быть и что у Беларуси оно также есть, но этим представления о том, что нужно делать с культурным наследием и как к нему стоит относиться, исчерпываются”[1].
К этому стоит добавить снижение интереса к художественной культуре в семье. Да и учителя оказывают чаще всего отрицательное влияние на художественные ориентации школьников, поскольку в большинстве своем обладают скудным художественным опытом, упрощенным художественным восприятием и банальными художественными установками.
Существует стереотип отношения  к музею как к образовательному учреждению, куда приводят преподаватели школьников и студентов, родители своих детей, чтобы, как они говорят, узнать что-то новое. Для многих музей остается на долгие годы местом образования или источником информации. Поэтому с момента окончания школы или вуза и до того момента, когда возникает уже необходимость собственных детей или внуков вырастить людьми образованными, они в музей без особой причины не заглядывают. Нужно ли бороться с этим стереотипом? Скорее нужно бороться с тем отношением к музею, который складывается под влиянием учебных экскурсий, когда посетители попадают в музей по принуждению, а не по своей воле. Такой поход превращается в повинность, в некое продолжение школы. Поэтому неудивительно, что, услышав приглашение на музейное занятие, многие педагоги сразу же говорят: «нет!», мотивируя тем, что у старшеклассников «репетиторы, нет времени, дорого, у них нет желания» и т.д.
Представьте, приближается выходной, люди планируют, как провести это время. В разные периоды жизни все по-разному строят свои планы. В детстве за нас это делают родители, но уже в юношеские годы, когда мы вполне самостоятельны, что ставится на первое место? Психологи говорят, что на первое место выходит общение со сверстниками, потом уже учеба. Позднее приоритетными оказываются профессиональные интересы, но общение окончательно не отходит на второй план. Заметим, что получить информацию в наше время можно многими способами. Можно использовать для этого компьютер, можно посмотреть телепередачу, почитать книги и журналы в библиотеке. Все это можно сделать, не приходя в музей.
Почему все-таки ходят? Музей дает нечто иное. Здесь можно получить впечатление, ощутить магию подлинных произведений, обсудить увиденное с другими людьми, задать вопросы относительно увиденного. Это нельзя назвать процессом получения информации в чистом виде, это ближе к чувственному познанию, получению удовольствия от процесса коммуникации. Музей придает процессу общения совершенно особый характер.
Осмысление многогранности проблемы побудило нас искать пути  и способы для ее решения. Результатом  стала разработка музейных коммуникативных программ. 
Реализация данных проектов выявила ценность диалога в музейном пространстве, этого особого способа постижения художественной культуры, основанного на со-переживании, во-влеченности, пере-открытии, со-участии, во-площении. Эта коммуникативная практика обладает способностью отражать «наблюдателя». Возникает эффект зеркала, когда каждое поколение смотрится в другое, рефлексируя собственные проблемы, обретая новый внутренний опыт. Она качественно меняет духовную вертикаль человека.





[1] Фабрикант, М. Белорусский народ как реальность М. Фабрикант, Ю. Царик //  Беларуская думка. – 2009.- №4. – С. 2.


В моем блоге "Южная Корея. мои путешествия" вы сможете узнать не только о способах презентации наследия Кореи, но также о музеях, выставках и многом другом:
http://minskseoultrip.blogspot.com.by/2014/11/blog-post.html

О Детском музее в Государственном музее Кореи вы найдете здесь - http://minskseoultrip.blogspot.com.by/2016_05_01_archive.html


О Детском музее в Национальном этнографическом музее Кореи вы найдете здесь - http://minskseoultrip.blogspot.com.by/2016/07/the-childrens-museum-of-national-folk.html

О других музеях Сеула я написала здесь http://minskseoultrip.blogspot.com.by/2013/10/blog-post_26.html